Понедельник, 5 декабря, 2016 года: USD = 64.1528, 0,4721 EUR = 68.4703, 0,8541

Камчатский край: на складах лежат сотни тонн рыбы и краба, изъятых у браконьеров

25 ноября 2008, 11:04
На камчатских складах лежат сотни тонн рыбы и краба, изъятых у браконьеров. Большая часть продукции – высокого качества. Но ее не отдадут сиротам и пенсионерам. Вся она будет уничтожена. Или разворована?

Приказано уничтожить

Незаконные партии рыбы, крабов и икры изымаются на Камчатке каждую неделю: в море и на берегу. В разные времена судьба этой морепродукции складывалась по-разному.

«В советском рыбводе все было просто, - вспоминает Владимир Поскребышев, который отработал в органах рыбоохраны около 20 лет. - Инспектор поймал браконьера, составил протокол, рыбу изъял и сдал в ближайший магазин. Если она только что выловлена – по 80 копеек. Если рыба уже не свежая – по 50 копеек.

Если нелегальный улов изымался в море, его сдавали на ближайшие плавбазы или плавзаводы по средним закупочным ценам.

Когда в конце 90-х я начал работать в Государственной морской инспекции в период ее становления, у браконьеров изымались гораздо более крупные партии продукции. Но использовался похожий метод. Мы изымали продукцию и сами занимались ее продажей – искали покупателя, заключали договоры. С этого получали законный процент. Чем дороже продадим, тем выше наше вознаграждение. Выгодно и нам, и государству. Махинации с конфискатом не имели смысла, ведь можно было честно заработать. И стимул к работе был высоким».

В 2002 году правительство утвердило устав Российского фонда федерального имущества (РФФИ). На фонд была возложена обязанность распоряжаться арестованным и конфискованным имуществом. Работать он должен был в интересах государства, разумеется.

Но государство вместо прибыли стало считать убытки. Конфискат требовал расходов: транспортировка, хранение, оценка. А РФФИ продавал его по откровенно заниженным ценам, которые не окупали эти расходы. Разница между реальной и фиктивной ценами оседала в карманах местных «бонз».

За руку никого не поймали. Но президенту хватило оснований для того, чтобы всех работников РФФИ разом отправить в отставку, упразднив этот фонд.

А как распорядиться изъятой рыбой, крабом и икрой, чтобы снова не наступить на грабли? Было принято волевое решение: уничтожать, чтобы выбить из-под коррупции экономическую основу.

31 мая 2007 года правительством утверждены правила уничтожения изъятых и конфискованных водных биоресурсов. Фактически государство признало, что не в состоянии навести законный порядок даже в отдельно взятой сфере реализации морепродуктов, что не доверяет собственным чиновникам, поэтому иного выхода не видит.

Казалось бы, хоть так, типично по-нашему, но проблема решена. Однако это оказалось большим заблуждением. Проблемы только начинались.


Первая попытка «Владимира Гиренко»

Прошлой осенью пограничники предприняли первую попытку уничтожения конфискованной рыбопродукции. Судно «Владимир Гиренко», которое было задержано за браконьерство, под контролем пограничников вышло в море и выбросило там 2 тонны нерки, предварительно измельченной на борту, и 1,5 тонны икры. Но когда речь пошла о десятках и сотнях тонн, ситуация стала безвыходной.

9 октября 2007 года на заседании комитета по экологии Заксобрания прозвучала тревожная информация. После лососевой путины на складах скопились большие объемы изъятой рыбы и икры. Как и где уничтожить такое количество, никто не знает!

Как рассказывает начальник отдела дознания УВД Камчатского края Олеся Федорцова, рассматривалась возможность переработки такой рыбы и икры в муку, в тук. Но этот способ не годится. Ведь в результате получается продукт. А уничтожить – значит превратить в ничто, без остатка. Для уничтожения нужно строить специальный полигон: яму определенной глубины, бетонированную, со стоками и сливами. Там закапывать. А за чей счет? В бюджете такие расходы не предусмотрены.

Впрочем, использовать только ямы не выход, уверен начальник оперативного отдела Управления Россельхознадзора по Камчатскому краю Олег Плэнгэу. Так весь край будет в ямах.

«Если у нас построят завод по уничтожению и утилизации отходов, дело может сдвинуться с мертвой точки», - считает он.

А пока ничего не остается, кроме как хранить эту продукцию на коммерческих складах и рыбзаводах. Скоро все они будут по самую крышу забиты конфискатом.

Я побывал в одной из фирм, на складе которой УВД хранит часть изъятой продукции. Под эти цели там выделено три 40-футовых контейнера. Один контейнер уже занят полностью. В двух других еще остается место. Но это вопрос времени.
«Есть продукция, которая лежит годами, - говорит хозяин склада. – Она уже никакая. А выбросить не могу, несу за нее ответственность».

При этом силовые структуры не в состоянии платить за хранение своих «трофеев» - опять же не из чего. Что делать владельцам складов? Не подавать же в суд на УВД или ФСБ. Да и что может суд, если такие средства не заложены в бюджет?

Где взять столько честных?

Если «сложить» сообщения о задержаниях судов с нелегальным крабом на борту за последние полтора года, то получается, что пограничники должны хранить на складах более 400 тонн крабопродукции.

Из изъятого милиционерами с 2007 года на хранении остается около 79 тонн лосося и 4 тонн икры. С этого года - примерно 366 тонн лосося и 50 тонн икры. Россельхознадзор рыбоохраной уже не занимается. Но с прошлых лет у него остается около ста тонн лосося. Может, было лучше отдать это пенсионерам, инвалидам и сиротам?

«Вы как будто в другой стране родились, - сказал глава Федерального агентства по рыболовству Андрей Крайний, когда ему задали этот вопрос во время его августовского визита в Петропавловск. - Мы же знаем, чем все кончится. Со словами «везем детям» все это отвезут на рынок. Решение уничтожать конфискат было необходимо».

Но вот Андрей Анатольевич тоже родился в России, а как будто не знает, что так просто нашу коррупцию не победить. На любой удар по своим интересам она ответит контрударом.

Вот информация к размышлению. В местной прессе нередко встречаются такие объявления: «куплю икру любого качества». Допустим, так скупается кустарно изготовленная браконьерская икра, которой потом придают товарный вид и вывозят с Камчатки. Но могут быть и другие варианты ее использования.

На некоторых складах признают, что подмена продукции неликвидом во время хранения теоретически возможна. По словам Олеси Федорцовой, такая попытка уже была. Именно для этих целей в городе шла скупка «икры любого качества». Пришлось у склада выставить вооруженную охрану.

Но нет возможности охранять эту продукцию круглыми сутками, пока она лежит мертвым грузом. А ведь мы это уже проходили во времена РФФИ, когда продукция на складе вдруг «портилась», «пропадала». А сколько ее тогда «уничтожили»! Может, идею уничтожать конфискат президенту подсказали как раз те, кто на этом наживался? Ведь чего проще: составил акт об уничтожении и - концы в воду.

Уверен, если бы не заминка с полигонами, это дело уже давно бы поставили на поток. Кто-то считает, что здесь «серые схемы» исключены. Ведь при уничтожении должна присутствовать комиссия, в которой будут представители разных структур. Вряд ли они договорятся между собой. Возможно. Но ведь у нас уже были «независимые комиссии», которые оценивали конфискованные иномарки по 80 тысяч рублей. Значит, сумели договориться.

Но даже если продукция будет действительно уничтожаться, это все же не по-хозяйски. Вспомним еще одно высказывание Андрея Крайнего: «Мировой продовольственный кризис продолжится. Эра дешевого продовольствия кончилась. Дешевой будет только еда из химии». И при таких мрачных прогнозах правительство постановляет закапывать и сжигать ценнейшие деликатесы!

Нас пытаются убедить, что так делается во всем мире. Да, в других странах полиция часто бросает под гусеницы бульдозеров пиратские диски, как у нас Россельхознадзор – икру. Но с изъятым продовольствием поступают иначе.

Например, в США конфискованная продукция проходит санитарное освидетельствование, на основании которого она либо уничтожается, только если не годится в пищу, либо выставляется на публичные аукционные торги, либо передается в «продовольственный банк» для малоимущих. И – никаких скандалов. В чем секрет? Наверное, там просто больше честных чиновников.
Источник: kamvesti.ru

Также в разделе:

Во Владимирской области приостановлена работа предприятия по производству кормов из рыбных отходов...

Владимирская область: Клязьму зарыбили молодью стерляди...

Под Владимиром в реку выпустили 47 тысяч мальков стерляди...

Владимирская область: В Клязьму выпустили около 50 тысяч мальков стерляди...

Во Владимирской области браконьеры выловили почти полтонны рыбы...

Владимирская область: Количество рыбы в реках региона скоро вырастет в разы...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: