Вторник, 6 декабря, 2016 года: USD = 63.9242, -0,2286 EUR = 67.7660, -0,7043

А.КРАЙНИЙ: «Непонятно, то ли рыба ждет, то ли покупатель ждет этой рыбы»

19 января 2010, 11:45
Ю.СИЛЯВИНА: 18 часов 3 минуты в столице. В студии «Русской службы новостей» Юлия Силявина. И ко мне присоединяется руководитель Федерального агентства по рыболовству Андрей Крайний. Андрей Анатольевич, здравствуйте.

А.КРАЙНИЙ: Добрый вечер.

Ю.СИЛЯВИНА: Что у нас происходит с киосками «Океан» в Москве? Что за скандал?

А.КРАЙНИЙ: Да скандала-то никакого нет. Ничего не происходит с киосками, к большому моему сожалению. То есть киоски готовы, мы их презентовали в конце прошлого года. Они уже сделаны, существует фабрика-кухня, на которой обрабатывается рыба. Но пока торговать киоскам этим не дают, вернее, нет места. Понимая, что, наверное, у мэрии Москвы мало свободных помещений, мы предложили иной вариант. Бог с ним, нет помещений и не надо, дайте нам 4 метра асфальта в аренду, примерно по 50 хотя бы таких точек в каждой префектуре. И мы 500 киосков развернем в течение трех месяцев для того, чтобы москвичи имели возможность покупать охлажденную, практически свежую рыбу, готовые блюда из рыбы по очень доступной цене. Пока идет процесс согласования. Идет уже несколько месяцев. Я сегодня прочел интервью, которое дал пресс-секретарь мэрии Сергей Цой «Российской газете», в котором он говорит о том, что у нас будут конкурсы в январе-феврале проводиться. Пожалуйста, пусть бизнесмены, которые занимаются рыбой, участвуют в этих конкурсах, выигрывают их и получают места в аренду. Внимательно проштудировали сегодня мои сотрудники сайт мэрии московской, но, к сожалению, пока объявления об этих конкурсах не нашли. Возможно, оно в скором времени появится, и тогда наш бизнес рыбацкий, безусловно, примет участие и, безусловно, выиграет. Но хочу вам просто для сравнения сказать, что получение разрешительной документации на подобного рода киоски – а наш бизнес, устав бороться, или барахтаться, точнее, обратился в Лондон, Париж и Берлин – в этих городах занимает от одной до двух недель.


«Мы надеемся сегодня к вечеру получить известие о том, что первый киоск «Океан» с русским названием «Океан» заработает в Берлине»
Ю.СИЛЯВИНА: И сегодня, по-моему, в Берлине появился…

А.КРАЙНИЙ: Да, и мы надеемся, учитывая разницу во времени, там еще день светлый в Берлине, мы надеемся сегодня к вечеру получить известие о том, что первый киоск «Океан» с русским названием «Океан» заработает в Берлине. Жаль, что стартуем мы за границей, увы.

Ю.СИЛЯВИНА: То есть получается, что там с людьми договориться проще, даже несмотря на то, что продукция из другого государства?

А.КРАЙНИЙ: Говорят в России: нет пророка в своем Отечестве. Я думаю, что все-таки это проблемы, которые, безусловно, решатся. Плохо только то, что очень много сил и времени уходит на волокиту бюрократическую, вместо того, чтобы снабжать людей рыбой. Мы ведь в прошлом году делали: и операция «Горбуша» у нас проходила в Московской области, когда рыба продавалась по 57 рублей за килограмм. Я думаю, что каждый слушатель понимает, сколь незначительная это цена. Это в пять раз дешевле, чем мясо. Мы проводили ярмарки выходного дня. Они с большим успехом проходили в приморских наших городах. Скажем, в Архангельске продавали свежую треску, в Мурманске. И, поверьте мне, народ действительно соскучился по хорошей, качественной рыбе, и недорогой. Стояли очереди. Не то, что в Москве, а в городах, жители которых живут традиционно у моря, к рыбе привыкли, понимают в ней толк. Но, видя ее по столь привлекательной цене, выстраивались в очереди, стояли на не самом слабом, наверное, морозе, архангельском и мурманском, по часу. Поэтому все-таки думаю я, что если не в январе, то в феврале-марте этот проект стартует. В Москве, я имею в виду. Кстати, хочу, к слову, сказать: удивительное дело в правительстве Москвы происходит. С одной стороны, одни подразделения московской мэрии работают удивительно оперативно и откликаются на наши предложения. Скажем, я хотел бы, пользуясь случаем, выразить глубокую благодарность Юрию Михайловичу и комитету по рекламе правительства Москвы. Потому что в прошлом году у нас прошла масштабная кампания социальной рекламы «Рыба ждет». И в этом году она стартовала. И мы получили уже письмо от руководителя комитета, что на этот год правительство Москвы нам это же самое количество щитов предоставит. Другое дело, получается так: мы рекламируем потребление рыбы, и когда горожанин, москвич, увидев эти щиты, говорит - да, хорошо, уговорили, иду есть рыбу, получается, что особенно прийти-то ему и некуда. То есть непонятно, то ли рыба ждет, то ли покупатель ждет этой рыбы.

Ю.СИЛЯВИНА: Так в чем дело? Вы говорите – бюрократия, волокита… Так работа построена сложно, что невозможно договориться, прийти как-то побыстрее, месяцы нужно потратить…


«Я не думаю, что эти достаточно безликие серые коробки не украсят наши веселые, радостно раскрашенные киоски с хорошей рыбой по дешевой цене»
А.КРАЙНИЙ: Я думаю, что, скорее всего, происходит это потому, что у чиновников – у многих, у разных, речь не только о Москве, проблема значительно шире – есть ответственность перед вышестоящим начальством и нет ответственности перед тем населением, которое этот чиновник, по идее, представляет, и жизнь которого он должен делать лучше и проще. То есть что получается: в любом городе, не только Москве, префект или какой-то иной начальник, районный начальник, он несет ответственность только перед градоначальником. И он смотрит наверх – кивнет градоначальник или не кивнет. А то, что жители сетуют или негодуют, или хотят чего-то, по большому счету, он же от них никак не зависит, этот начальник. Я думаю, что, скорее всего, из-за этого. Потому что, я согласен с американцами, которые говорят «проблема либо решается сразу, либо никогда», ничего особенно сложного в этом нет. Уже пошли разговоры о том, что, может быть, московские сети, ритейлеры, не заинтересованы в появлении такого конкурента в виде «Океанов», пытаются таким образом через чиновников вставлять палки в колеса. Не знаю, не берусь судить. Может быть, говорят другие, проблема в том, что мэр борется с уличной торговлей, неорганизованными формами, зачем киоски, они уродуют город. Но мы не предлагаем ставить на Тверской. Мы говорим о спальных районах, где живут москвичи. И я не думаю, что эти достаточно безликие серые коробки не украсят наши веселые, радостно раскрашенные киоски с хорошей рыбой по дешевой цене.

Ю.СИЛЯВИНА: Что говорить, даже у нас на «Октябрьском поле», где находится наша радиостанция, очень много таких киосков с сыром, колбасой и так далее.

А.КРАЙНИЙ: Совершенно справедливо. Непонятно, почему нет с рыбой, правда? Я, тем не менее, надеюсь на то, что этот маховик не очень поворотливый провернется все-таки и по конкурсу ли, по распоряжению мэра, не знаю, мне все равно, пусть это будет в рамках закона. Если положено по конкурсу – пожалуйста. Но тогда объявите этот конкурс, разместите это объявление в Интернете, чтобы все желающие смогли в нем поучаствовать. А то конкурс вроде как, по словам Сергея Цоя, объявлен, но следов этого конкурса пока мы на сайте московской мэрии не увидели. Я сегодня обратился к Юрию Михайловичу. Во-первых, поблагодарил его за поддержку социальной рекламы, а, во-вторых, попросил его все-таки дать нам возможность найти эти объявления об этих конкурсах, чтобы мы довели до нашего бизнеса, и бизнес поучаствовал. Вот пока так.

Ю.СИЛЯВИНА: Пока ждете.

А.КРАЙНИЙ: Пока ждем. Рыба ждет. Мы ждем.

Ю.СИЛЯВИНА: Андрей Крайний в студии «Русской службы новостей». Продолжим через минуту.

Ю.СИЛЯВИНА: Руководитель Росрыболовства Андрей Крайний сегодня у нас в гостях. Никита вопрошает: «А в Подмосковье можно организовать такие киоски?». Еще в Москве киоском нет. Но, тем не менее, вы, Андрей Анатольевич, упоминали в средствах массовой информации о Зеленограде. Там появился вроде как «Океан».


«В условиях кризиса, к слову сказать, у нас ни одно предприятие рыбное не разорилось. У нас на 20 процентов выросла зарплата»
А.КРАЙНИЙ: Он существует там, этот магазин «Океан», но это магазин, не киоск. Но существует он не благодаря, а вопреки. Давно уже. И, слава богу, что мы привлекли к нему внимание, к этому магазинчику. Это семейный магазин, работает там одна семья в полном составе. В этот магазинчик ездят люди не только из Зеленограда, но и из близлежащих городов, из Рузы, из Солнечногорска, из Истры. По очень простой причине – потому что мойва там стоит 29 рублей, горбуша стоит 55 рублей. То есть очень доступные цены и очень большое разнообразие. Но, увы, мы поддержали этот магазин, префект Зеленограда поддержал. Но есть некий департамент, который, как Владимир Ильич когда-то сказал «по форме все правильно, а по сути – издевательство». Некий департамент правительства Москвы, который говорит: это помещение предоставляется только по конкурсу, поэтому вы, милые, со своей рыбой, оттуда выезжаете. Мы весной проведем конкурс, если вы победите в этом конкурсе, вы тогда место займете. Знаете, сегодня в условиях кризиса, когда нет, по-моему, такой драки за помещения нежилые и есть магазин, который выполняет важнейшую социальную функцию – снабжает людей дешевым продовольствием, упираться в букву закона, не думая о духе закона, ну, по меньшей мере, не очень хорошо. Поэтому продолжается борьба у этой храброй женщины. Тут на днях у нее отключали свет в магазине, власти. Мы помогли включить этот рубильник. Словом, ситуация сложная. Что касается Московской области, тем не менее, Зеленоград-то Москва, давайте не будем забывать. Географически – Подмосковье, а административно – Москва. Что касается Московской области, то губернатор Громов, к которому я тоже обращался, откликнулся, достаточно оперативно. Сейчас в первом городе, не будем его называть, чтобы не сглазить, в первом городе Подмосковья получаются документы разрешительные. Там будет и киоск, и магазин. И договорились мы о том с Московской областью, что в каждом городе Московской области хотя бы по одному магазину мы откроем. То есть от больших, по меркам области, городов, до самых маленьких, в которых живет 15-17 тысяч населения. Потому что опыт показал работы 2009 года, у нас порядка 65 магазинов «Океан» по стране. Опыт показал: они везде востребованы, они везде успешны. В условиях кризиса, к слову сказать, у нас ни одно предприятие рыбное не разорилось. У нас на 20 процентов выросла зарплата. То есть, понимаете, что происходит: в условиях кризиса люди отказываются от ненужного. Но от еды же не отказываются. И поэтому импорт у нас подсел. А поставки на внутренний рынок выросли. Поэтому и торговля рыбная прекрасно себя чувствует, продавая по невысокой цене рыбу. И рыбаки значительно лучше себя чувствуют. Я вообще могу сказать, что рыбная отрасль единственная, по-моему, отрасль экономики в 2009 году, которая показала рост. То есть у нас ВВП вырос, чем мы сильно и обрадовали и одновременно удивили Владимира Владимировича Путина. 29 декабря были во Владивостоке в командировке. Там он на совещании сказал: а как у вас так получается? У всех падение, а у вас рост. Я говорю: Владимир Владимирович, вот так и получается, потому что производим то, что нужно людям. Убрали барьеры административные, стало проще ловить рыбу, проще ее перевозить, рыбы больше потребляют. У нас потребление, кстати, выросло на 5 килограмм, наверное, за год. Это невероятная цифра, просто невероятная. На человека по стране.

Ю.СИЛЯВИНА: Вот в Москве с киосками не очень хорошо пока. Ну, а в других регионах?

А.КРАЙНИЙ: С киосками «Союзпечати» хорошо. А в других регионах лучше. Вы знаете, где лучше – там, где губернии наши, что называется, приморские, прибрежные. Там, где понимают, что такое рыба, понимают важность, где часть населения занята рыбалкой. Там, конечно, мы получаем зеленый свет, все наши начинания и инициативы. Там очень откликаются. И Мурманск, и Архангельск, и Астрахань, и Камчатка, и Сахалин, Владивосток – никаких проблем нет. Рынок – пожалуйста, помещение под магазин – пожалуйста. Находят возможность власти, не нарушая закона. И достаточно успешная торговля. И там, кстати сказать, и потребление рыбы значительно выше, конечно, чем в целом по стране. То есть у нас прибрежные регионы потребляют в два раза больше рыбы, чем среднестатистический москвич.

Ю.СИЛЯВИНА: С чем это связано? Не привыкли есть нормальную рыбу?


«На декабрь 2009 года россияне потребляли 19,1 килограмма на человека в год рыбы. Два года назад это было 12,7. В СССР было 20 килограмм»
А.КРАЙНИЙ: Во-первых, они рыбоеды. Во-вторых, они все-таки получают ее быстрее, чем та же Москва, где надо довезти эту рыбу. В-третьих, за счет внимания властей есть возможность выбрать, есть масса точек торговых, где она продается. Наверное, все это вместе и сказывается. К примеру, если, я говорю, мы этим очень гордимся, по данным Росстата, по данным опроса домохозяйств, на декабрь россияне потребляли 19,1 килограмма на человека в год рыбы. Чтоб было понятно, какая цифра: два года назад было 12,7. В СССР было 20 килограмм. Если брать СССР, это была госполитика: рыбные дни, постановления ЦК КПСС… То есть мы это сделали за один год, благодаря тому, что больше рыбы стали поставлять. Благодаря тому, что больше стали о ней говорить и писать. И вот народ как-то так вспомнил, что есть такая штука, как рыба. Оказывается, это вкусно и очень полезно, питательно и так далее. К слову сказать, много раз говорю, приведу еще один вам пример. Ученые-диетологи говорят, что 80 процентов смертей вовсе не от… ну, рак, сердечно-сосудистые, понятно… 80 процентов людей не доживают до естественной старости из-за неправильного питания. 80 процентов! Я ужаснулся, когда эти цифры прочел. И сразу вспоминается Япония. Там какие-то колоссальные цифры средней продолжительности жизни – 88 лет у женщин, 86 лет у мужчин. 86! А у нас как в царской России. Почему? Самое высокое потребление рыбы и морепродуктов на человека. Поэтому все-таки прибрежные города, прибрежные регионы больше понимают в этом. Есть регионы, где совсем мало, традиционные мясоеды, допустим, Татария. Но даже они сегодня, Республика Татарстан приняла программу специальную по развитию и рыболовства, и продаж рыбы. И у меня вот только что был зампред правительства Татарстана. Татары открывают в Казани первый магазин «Океан». Они будут в Челнах еще. Ну, они очень упорный народ. Он приехал ко мне. Я встречался с президентом Татарии в прошлом году. Минтимер Шарипович мне сказал «Мы хотим быть первыми, в том числе и по рыбе». Я говорю «Ну, это вряд ли. У вас тут Волга с Камой, маловато рыбы». – «Андрей Анатольевич, будем». Все, приняли программу, готовы вкладывать деньги. Где есть интерес власти, там, где власть понимает, что это нужно для людей, там совершенно другие результаты, другая работа.

Ю.СИЛЯВИНА: Нам Евгений пишет через SMS. 7925-101-107-0, пишите. «Подтверждаю, в Мурманске с рыбой хорошо. Спасибо». У нас сейчас реклама. После продолжим.

Ю.СИЛЯВИНА: Руководитель Федерального агентства по рыболовству Андрей Крайний сегодня в студии «Русской службы новостей». Очень много вопросов вам пришло, Андрей Анатольевич. Проблемы рыболовства волнуют очень многих, на самом деле, в России. Из разных регионов пришли – из Мурманска, из Тюмени очень многие пишут. Рыбачка Рая из Краснодара задает вопрос «Когда уже наконец-то создадут министерство рыбного хозяйства?». А Семенов Михаил из Санкт-Петербурга, предприниматель, спрашивает о целесообразности создания госкорпорации, которая будет заниматься как раз реализацией. Потому что сейчас же Росрыболовство не должно, это не входит в ваши обязанности.

А.КРАЙНИЙ: Не должно. Это факультатив для нас, да. Такой 25-й час в сутках для нас.

Ю.СИЛЯВИНА: Нет такой надобности создавать определенную какую-то структуру?

А.КРАЙНИЙ: Есть надобность создавать структуру. Но, это не должна и не будет госкорпорация. Госкорпорация – это не очень хорошо. Тут я совершенно согласен с нашим президентом. Это не очень поворотливая штука. То есть она должна создаваться на какое-то время для каких-то целей определенных. В нашем бизнесе никакой необходимости именно госкорпорацию создавать нет. Но, надо создавать акционерные общества с государственным участием. Государство как должно там присутствовать: упаси господь, не на контрольный пакет. «Золотая» ли акция, или 25 плюс одна. По одной простой причине – бизнес по природе своей, и это нормально, направлен на извлечение прибыли, самая главная задача у бизнесменов. Государство ставит перед собой абсолютно другие задачи. Когда я говорю о том, что мы должны накормить народ дешевой рыбой, мне в лучшем случае объявят благодарность за это. Я же на этом не зарабатываю. Я получаю зарплату. У нас несколько разные цели – у государства и у бизнеса, объективно абсолютно. Почему нужно госучастие – потому что бизнесмен считает так: у меня есть фабрика рыбоперерабатывающая, мне к этой фабрике нужен холодильник. А когда я смотрю на карту страны, ну, я, мои коллеги, мы понимаем, что нам нужен холодильник в Новосибирске, Иркутске, Екатеринбурге, так далее, по Транссибу, по тому, как рыба движется с Дальнего Востока. Понятно, что бизнес в масштабах страны не думает. И не должен думать. Вот для этого нужно госучастие. Но, сразу хочу сказать всем нашим слушателям: никаких денег из федерального бюджета на создание корпорации израсходовано не будет, ни одной копейки. Что касается министерства, я недаром рассмеялся. Я часто слышу предложения: давайте создадим министерство рыбного хозяйства. Знаете, на флоте говорят «это не мой вахта», то есть это вопрос не ко мне. Когда к вам придет на встречу президент или председатель правительства, вы у них спросите, надо или не надо.

Ю.СИЛЯВИНА: Ну, а необходимость такая есть или нет?


«У рыбы экспортный потенциал колоссальный. И, в отличие нефти и газа она не заканчивается, если ее рационально использовать»
А.КРАЙНИЙ: Знаете, какая штука: де-факто уже мы этим занимаемся. То есть мы сегодня уже не Федеральное агентство по рыболовству, де-факто. Де-юро все понятно. А де-факто, не знаю, агентство мы или министерство, не суть важно, но мы уже занимаемся рыбным хозяйство. Рыболовство, в сущности, это только рыбалка. Поймали, довезли до порта – все, до свидания, наша работа закончена. Но, я как раз председателю правительства об этом говорил. Я говорю «Владимир Владимирович, в принципе, я могу закончить доклад, начать и закончить, за 30 секунд». Он говорит «Попробуй». Я говорю « В этом году рыбаки России поймали рыбы на 13 процентов больше, чем в прошлом. Доклад окончен». Он говорит «Подожди. Поймали и поймали. А народу-то рыбу?». Я говорю «А это к нам не относится». Он говорит «Как?» - «Ну, как-то так». Раньше в СССР это была единая система – вылов, хранение, транспортировка, переработка и реализация. Сегодня вылов, да, рыбалка, организация рыболовства – это мы. Все остальное как-то так, знаете, видимо, планировали реформаторы, кто начинал реформу, приватизацию, планировали, что бизнес. Невидимая рука рынка расставит все по своим местам. Жизнь показывает: не расставляет невидимая рука рынка. Появляются посредники многочисленные, которые зарабатывают сверхприбыли именно на том, что система разорвана. Поэтому существует необходимость это все воссоздать. Как это будет называться – агентство или министерство – поверьте мне, не суть важно. Но то, что мы должны заниматься и хранением, и переработкой, и транспортировкой, и, по возможности, способствовать реализации. А заодно, к слову скажу, должны заниматься и судостроением еще. Это точно. Вот по судостроению. Очень интересный, показательный пример того, где мы сегодня находимся. Мы убрали все административные барьеры. Рыбаки получили разрешение на вылов. Поверьте мне, для вас это, может быть, ни о чем не скажет особенно, но те, кто нас слушает и занимается рыбалкой профессионально, понимает, о чем я говорю. Впервые в истории постсоветской России мы выдали разрешение на промысел, начиная с 15 декабря. Ну, разрешение на промысел с 1 января. У нас с календарного года ловят. Причем, не только в морях, но и на внутренних водоемах. Обычно, пока маховик проворачивался чиновничий, то к марту мы начинали выдавать разрешения для рыбалки на озере Байкал, например, или на озере Ханка на Дальнем Востоке. Так вот, сегодня выдали все. Все успели забункеровать, взять припасы, взять тралы, выйти в море на промысел. Результат: за первые одиннадцать дней рыбаки России поймали 74 тонн рыбы, что на 55 процентов больше, чем за этот же период 2009 года. То есть стартовали мы очень прилично. Но, у нас работают 400 кораблей на промысле сегодня, 418, если быть точным. У норвежцев сегодня работают 42 парохода в Баренцевом море. И они ловят только селедку. А мы все подряд – и треска, и селедка, и минтай на Дальнем Востоке. Так вот, они за эти же одиннадцать дней 42 пароходами поймали 80 тысяч тонн. А мы все вместе – 418 пароходов – 73. Почему? Да потому что они ловят кошельковыми судами. И у нас, когда пароход поймал и заморозил 70 тонн рыбы – это очень хорошо. А они берут по 300-500 тонн в сутки на пароход. Почему? Да потому что и морально, и технологически наш флот устарел. И сегодня все усилия управленческие, наверное, ну, почти все, мы уже произвели. Результат некий мы дали. Но сейчас без коренной перестройке, без коренной модернизации, обновления флота мы дальше уже не двинемся. Так и будем 4 миллиона ловить, около того. А мы хотим ловить больше. Потому что нам надо не только страну накормить недорогой рыбой. У рыбы экспортный потенциал колоссальный. И, в отличие нефти и газа она не заканчивается, если ее рационально использовать, по-настоящему, по-хозяйски. Сотни лет, тысячи лет можно рыбой торговать. Поэтому и судостроение тоже к нам должно быть. Де-факто мы уже сегодня, не знаю, агентство – не агентство, рыбное хозяйство. Де-юро пока вот так. Но я полагаю, что в 2010 году, конечно, мы свое де-факто, так или иначе, оформим де-юро.

Ю.СИЛЯВИНА: Но, тем не менее, полномочий-то у министерства больше, чем у Росрыболовства.

А.КРАЙНИЙ: Самое смешное. Федеральное агентство по рыболовству. Если внимательно прочитать положение о Федеральном агентстве по рыболовству, совершенно уникальная структура. Потому что у нее, этой структуры, то есть у нас, полномочия и министерства, и службы, и агентства. То есть мы собой являем пример того, что Прокрустово ложе этой трехзвенной системы управления – министерство, служба, агентство – которую придумали в 2003 году, а в 2004-м реализовали в рамках административных реформ. Вот мы вываливаемся из этого. Потому что у нас процесс непрерывный и нельзя разделить. Так что по полномочиям мы, пожалуйста, и побольше министерства будем.

Ю.СИЛЯВИНА: Андрей Крайний в студии «Русской службы новостей». Сейчас информационный выпуск. После продолжим.

Ю.СИЛЯВИНА: Сегодня у нас в гостях руководитель Федерального агентства по рыболовству Андрей Крайний. Андрей Анатольевич, еще есть несколько вопросов, таких болезненных. Сейчас Андрей написал, буквально минуту назад «Задолженность по зарплате во ВНИПРах как была, так и осталась, полгода. И директор вам отчиталась лживо, - пишет Андрей, - что один месяц. И к вашему приезду 20-го готовятся потемкинские деревни. А сотрудники терпят, но работают». Что скажете?

А.КРАЙНИЙ: Я действительно 20-го числа буду там с визитом. Насчет потемкинских деревень Андрей ошибается. Во-первых, достаточно сложно построить потемкинскую деревню, для меня лично, и втереть мне очки. Потому что я собираюсь встретиться с коллективом этого института, не только с директором. Это не кулуарная будет беседа. Поэтому коллектив на этой встрече может высказать свои соображения, пожелания и проблемы. И посмотрим, насколько лживо отчиталась директор. По отчетам, такой задолженности, о которой в прошлом эфире нам этот же, по-моему, Андрей и говорил, такой задолженности по документам нет. Будем разбираться на месте. Я специально запланировал первую командировку в этом году во ВНИПР, памятуя о том, что сигналы такие идут. Комиссия там отработала наша. Есть недостатки, но не так катастрофично положение, по выводу комиссии. Хочу убедиться сам. Так что в среду…

Ю.СИЛЯВИНА: Хорошо, будем ждать результатов. Еще также очень тревожное письмо нам пришло из Дагестана. Председатель колхоза одного из районов, Мурат написал. У него очень много вопросов, у нас не так много времени, чтобы на все ответить. Он обеспокоен тем, что нет какого-то единого комитета, все очень разрозненно. А хотелось бы, чтобы подчинялся какой-то комитет по рыболовству правительству или Госкомрыболовству. И он пишет в конце своего письма «Рыбаки о многом молчат, боятся давления со стороны силовиков. На сегодня особенно от пограничных служб страдают рыбодобывающие предприятия Дагестана, так как нет защиты добытчиков рыбы, как кроме давления, наведения страха на простой народ». И Виктор нам тоже пишет о браконьерах из Астрахани и Дагестана. Я понимаю, что это очень такая тема… не первый раз об этом слышите, я думаю.


«С 2010 года наши сотрудники будут иметь оружие, как это было всегда в СССР. И рыбинспектор, беседуя с браконьером, будет употреблять не только слово»
А.КРАЙНИЙ: Да. Но хочу сказать, что касается Дагестана. Тут мы можем правительству республики подсказать и создать некий комитет в рамках самого правительства Республики Дагестан. Но хочу этому председателю колхоза напомнить или проинформировать его о том, что у нас специально создано Западно-Каспийское территориальное управление Росрыболовство. Возглавляет его Алиев Атай Баширович. Поэтому надо обращаться к нему по каким-то вопросам, если есть какие-то проблемы. Этого человека испугать трудно, и силовикам тоже. Он очень принципиальный, сильный человек. Поэтому, я думаю, что рыбаки найдут надежду и опору в его лице. Что касается браконьеров вообще, то сигналов очень много. Борьба идет, поверьте мне, жесточайшая. Не обо всем могу рассказать в эфире, но могу сказать только одно. Я когда-то рассказывал о том, что мы будем создавать такой спецназ рыбный «Пиранья», мы этот спецназ создали. Он отработал осенью этого года на Волге. Потому что на Волге два таких пиковых периода для браконьеров и для нас, соответственно. Это весна – май, и осень, когда рыба идет на нерест. Сначала идет белуга, потом осетры, севрюги. В чрезвычайно тяжелых условиях работали наши рыбацкие спецназовцы. Но могу вам сказать: уровень браконьерства, по общим оценкам, не только мы так считаем и прокуратура, но даже опросы местного населения Астраханской области показывают, астраханцы сами говорят, уровень браконьерства в то время, когда работал ваш спецназ, в десятки раз снизился. Не в разы – в десятки раз. То есть приехали люди. На них оказать давление тяжело. Они приехали из Москвы, они в командировке. Это не местные, на которых действительно оказывается давление порой не очень порядочными представителями силовых структур некоторых. Приехали в командировку, отработали полтора месяца и уехали. Мы его и создавали специально. И еще хочу сказать, подбодрить, что ли, тех рыбаков легальных и добросовестных. Может быть, кто-то из моих сотрудников подчиненных слушает наше интервью. Хочу вам сказать, что совсем недавно, в самом конце года у нас состоялось согласительное совещание с Министерством внутренних дел и с Федеральной службой безопасности. И мы там обсуждали вопрос о том, что наши инспекторы тоже не защищены перед браконьерами. Браконьеры оснащены самым лучшим оружием, самыми лучшими лодками, рациями. Ставят они сети сейчас по системе JPS, у них все по последнему слову. А государство порой не поспевает за ними по оснащенности. Принято общее решение о том, что с 2010 года наши сотрудники будут иметь оружие, как это было всегда в СССР. И рыбинспектор, беседуя с браконьером, будет употреблять не только слово. Не только слово будет его инструментом. Потому что сейчас, сегодня, что скрывать, порой рыбинспектора наши опасаются предъявлять претензии браконьерам. Если встреча у них произошла в безлюдном месте, скажем, в Сибири или где течет река Амур, или в низовьях Волги, где нет людей на десятки километров. То разговаривать с браконьерами и требовать остановиться «мы вам задержим, будем составлять протокол», а у этого браконьера лежит автомат Калашникова в лодке, скажем так, не каждый рискнет, безоружный человек, вооруженный только удостоверением. Сегодня ситуация меняется. У нас тоже будут люди с оружием. И я думаю, что и практику работы «Пираньи» в астраханском регионе, и в Дагестане, и в Калмыкии мы продолжим. Мы будем привлекать спецназ внутренних войск, спецназ МВД для этих целей. Причем, не местный, а который будет приезжать вместе с нами, из Москвы будет прилетать. Ну, чтобы не было такого, работник, боец ОМОНа, он же дядю не задержит своего с осетром. Ну, вот чтобы люди приезжали, которые не связаны с этой территорией. И, кроме того, хочу вам сказать, что мы возобновляем очень успешную практику 2008 года. Будем проводить совместные рейды с Министерством внутренних дел по рынкам. Всех городов, Москвы в первую очередь. На предмет изъятия нелегальной черной икры и нелегального мяса осетровых. Я думаю, что когда не будет экономического смысла заниматься браконьерством, то есть вы поймать осетра можете тайком. Но продавать некуда. Потому что рынки отказываются брать, потому что мы ходим, арестовываем всех. Ну, не мы, милиционеры. То тогда… для личного потребления астраханцы же не ловят осетров, это все на продажу идет. Поэтому если мы прилавок выдернем из-под браконьеров. И если исчезнет экономическая подоплека браконьерства, тогда оно не в десятки раз снизится, а упадет до минимально возможного уровня.

Ю.СИЛЯВИНА: Андрей Анатольевич, мы сегодня затронули лишь такую малую часть тех вопросов, которые накопились у слушателей. Поэтому жду вас в следующий раз. Чем быстрее, тем лучше.

А.КРАЙНИЙ: Спасибо огромное, Юлия. Приду. Интересный разговор. Всегда рад бывать у вас. Спасибо.
Источник: РСН

Также в разделе:

Во Владимирской области приостановлена работа предприятия по производству кормов из рыбных отходов...

Владимирская область: Клязьму зарыбили молодью стерляди...

Под Владимиром в реку выпустили 47 тысяч мальков стерляди...

Владимирская область: В Клязьму выпустили около 50 тысяч мальков стерляди...

Во Владимирской области браконьеры выловили почти полтонны рыбы...

Владимирская область: Количество рыбы в реках региона скоро вырастет в разы...

Комментарии (1):

#1
Ну, может и нужна госкорпорация по рыбе. Все зависит от того, кто получает государственную поддержку. Может быть, у Крайнего получится. Говорил он, что будет в европейской части России дешевая дальневосточная рыба - и вот у нас она есть, в довольно дорогом магазине "Матрица" горбуша стоит рублей 70. А в другие ГК сколько ни вливай - одни убытки. Те же Ростехнологии, руководимые С.Чемезовым. Фактически государство в случае с АвтоВАЗом, например, помогло не государству, а неэффективному собственнику - Ростехнологиям. А продукты питания для нас не менее важны, чем отечественные авто.
Сергеев Александр

, 19 янв. 2010, 14:24

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.

Также вас может заинтересовать

Андрей Крайний: борец с браконьерами и пропагандист рыбы
17 января 2014, 10:18
 Бессменный глава Росрыболовства Андрей Крайний, запомнившийся борьбой с коррупцией и браконьерством, стремлением привить россиянам вкус к рыбе, а также спорными инициативами о введении платной рыбалки, покидает свой пост после семи лет работы. Крайний, которому сейчас 55 лет, в прошлом -...
Андрей Крайний о переделе Мирового океана, ребрендинге минтая, ценах на селедку и необходимости развития Дальнего Востока
16 января 2014, 17:30
За последние десять дней дважды в разных странах задерживали российские рыболовецкие суда - "Олег Найденов" и "Новоазовск". Пока они остаются "в плену". Но уже сегодня их судьба может окончательно решиться. Об этом руководитель Федерального агентства по рыболовству...
Андрей Крайний покинет пост главы Росрыболовства
16 января 2014, 16:58
Андрей Крайний, возглавляющий Росрыболовство с момента образования в 2008 году, покинет этот пост, заявил журналистам вице-премьер Аркадий Дворкович по итогам заседания правительства «Будет другой, но фамилии я не могу назвать до выхода этого...


Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: